Шерон Стоун

Статьи

20 апреля 2009 г.
Призовое шоколадное печенье

Призовое шоколадное печенье

20 апреля 2009 г.

Тягу к журналистике Фил ощутил в Калифорнийском университете. Но вместо того, чтобы кропать заметочки в университетскую газету, выбрал более достойный мужчины путь. С парой друзей он добыл несколько револьверов, заряженных холостыми патронами. И вечером они разыграли поблизости от кампуса мафиозную разборку — с громкой стрельбой и лужами крови на асфальте (гуашь, разумеется). Фил запечатлел лужи и смутные тени с револьверами в руках на «полароид» — и разослал в городскую прессу...

Кропать заметочки, правда, все-таки пришлось. Окончив университет, Бронштейн устроился корреспондентом газеты «Еврейский бюллетень» и, скрежеща зубами, строчил сладкие репортажи.

В процессе своих похождений Фил Бронштейн успел дважды жениться и развестись. В первый раз — как положено решительному и порядочному мужчине, на барышне, с которой они влюбились друг в друга в колледже. Во второй — как положено такому же мужчине, на новой подружке. Подружкой он обзавелся, когда после постоянных разъездов по миру наконец обосновался в редакторском кабинете, прожил под семейным кровом с женой целых три недели подряд — и понял, что больше не может. Но и со второй женой получилось не лучше. Поговаривали про какие-то его романы, и вроде бы даже голливудские. Но все это очень шепотом и за глаза. Потому что и в свои 52 Фил Бронштейн мужчина весьма решительный.

Их познакомили весной 1997-го, когда Стоун снималась в «Сфере». И первым чувством Шэрон по отношению к Филу было раздражение:

— Он мне не понравился. Слишком роскошный мужчина. Слишком располагающая внешность, слишком твердая рука, слишком глубокий голос. Слишком много совершенств. А это, знаете, раздражает... И потом, я к этому моменту успела дать себе что-то вроде клятвы. Ну, скажем, обещание: хватит с меня всех этих интриг, ухаживаний, сплетен в газетах. На-до-е-ло. Смысла никакого. И когда я согласилась на вторую встречу с ним, разозлилась еще и на себя: да что же это такое!? Ты опять?! А обещания кто выполнять будет?!

Они поженились в Валентинов день в 1998-м. До последнего скрывая все приготовления к свадьбе и уверяя, что речь всего лишь о вечеринке в честь Дня влюбленных. Но у входа гостей, включая Антонио Бандераса, Мелани Гриффит, Джеймса Вудса и многих других знаменитых, просили оставить фотоаппараты и отключить мобильные телефоны. И гости быстренько догадались, что к чему. Эксклюзивные права на съемку принадлежали, разумеется, San Francisco Examiner. А звонки не должны были мешать преподобному Сесилу Уильямсу вершить таинство соединения двух любящих сердец. За роялем восседал Рей Чарлз, а на столах громоздились блины с икрой — любимое лакомство Шэрон.

С детьми у Бронштейна и Стоун не получилось. После нескольких выкидышей они в начале 2000-го усыновили новорожденного малыша — по предварительной договоренности с несовершеннолетней желторотой мамашей. Но няню не нанимали весь год. Шэрон сама грела бутылочки, а Фил вскакивал среди ночи и тяжеловесным галопом мчался к кроватке, стоило маленькому Роану Джозефу пискнуть во сне.

Когда Шэрон застряла в лифте в одном из небоскребов СанФранциско, Бронштейн примчался вызволять ее из кабины быстрее, чем команда спасателей-пожарных. А когда несколько месяцев спустя его свалил инфаркт, Стоун переселилась в кардиологическое отделение и дежурила в палате мужа. Она даже печет ему печенье. Особенно Шэрон удается шоколадное. Иногда Фил носит его с собой на работу и угощает особо отличившихся сотрудников Examiner. Там это почти эквивалент так и не полученной шефом Пулитцеровской премии. Но только не надо розовых умилений, Стоун этого не любит.

— Всех так и тянет из крайности в крайность! Сперва я была первостатейной стервой и расчетливой хищницей, а теперь сюсюкаю над ребенком и кудахчу над мужем... Домохозяйки из меня все равно не получится. Печь я, положим, люблю. Но готовить — уже нет. А пылесосить — ненавижу! В общем, не надо. Я просто очень комфортно себя чувствую. Видимо, 40 — это мой возраст. Профессионально я успела состояться раньше, а до своей человеческой состоятельности дожила к сорока. Теперь осмысляю, как совместить то и другое... Конечно, я буду сниматься, и, конечно, я советуюсь с Филом насчет ролей... Нет, не в том смысле. В «Музе», например, я сама предложила режиссеру «обнаженную» сцену— она мне показалась уместной. Но вот в «Казино» был эпизод — там я играю такую мамашу, которая нюхает кокаин на глазах шестилетней дочери. От такой роли сейчас я бы, пожалуй, отказалась.

Это сама Шэрон Стоун так журналистам говорит. Она вообще по-прежнему охотно общается с журналистами. Только теперь уже не дома, а выбираясь куда-нибудь в кафе, пока с Ровном Джозефом остается муж. Но интервью периодически прерываются телефонными звонками. Фил в очередной раз не может чего-то найти, и Шэрон, улыбнувшись извиняющейся улыбкой репортеру, мурлычет в трубку:

— А ты посмотрел на кухне, милый? Да? Тогда пройди в прихожую... Пришел? Изумительно! Теперь открой шкаф и выдвини второй ящик. Нет, второй сверху, конечно! И кошачьи-ласковым аудиопутеводителем ведет мужа по их новому дому в стиле «французское шато». Видно, что это доставляет ей огромное удовольствие. А люди, неплохо знающие Бронштейна, только удивляются: с чего бы это? Беспомощностью Фил не страдал никогда. Да и с вещами у него вроде бы всю жизнь все в порядке: нужные всегда на видных местах и под рукой. И что это он?

Предлагаем приобрести фильмы Шерон Стоун