Джулия Ормонд

Статьи

18 марта 2006 г.
Джулия Ормонд. Романтичная англичанка

Джулия Ормонд. Романтичная англичанка

18 марта 2006 г.

В 1994 году Джулию Ормонд вырвал из относительной безвестности фильм «Легенды осени» — красивая, но довольно запутанная история о жизни на американском Западе, где актриса снялась вместе со звездами первой величины Брэдом Питтом, Эйданом Куинном и Энтони Хопкинсом. Игра Ормонд была высоко оценена критиками, гораздо выше, чем сама мелодрама, которая, наоборот, не понравилась. После этого фильма об Ормонд заговорили как о новой красивой и талантливой звезде.

В 1995-м об Ормонд заговорили еще больше, после того, как она появилась сразу в двух высокобюджетных картинах. В «Первом рыцаре» она сыграла Гиневру рядом с такими партнерами, как Ричард Гир и Шон Коннери, а годом позже снялась в римейке «Сабрины» Сидни Поллака в роли, сделавшей знаменитой в 1953 году Одри Хепберн. После этого Ормонд получила сразу и хорошие рецензии, и приз ShoWest как «самая многообещающая звезда завтрашнего дня». Достаточно сказать, что раньше этот приз получили Уайнона Райдер, Джульетт Льюис и Николь Кидман. Голливуд был уверен, что Ормонд станет звездой.

Но Джулия, кажется, ведет себя совсем не так, как голливудские звезды. Она больше заинтересована в обсуждении актерского мастерства, чем своей личной жизни, и во всех интервью выглядит интеллигентной, серьезной, трезвой и отстраненной. Во всяком случае, в беседе с журналистом из The New York Times она сразу охладела, когда он стал спрашивать ее о влиянии прессы на актерскую карьеру.

Возможно, Джулия Ормонд просто оказалась неподготовленной к такой быстрой славе. Она родилась в Эпсоме, Англия и поступила в Лондонскую академию Уэббера Дугласа после того, как год изучала изобразительное искусство. После окончания академии она немедленно нашла работу в театре и уже через год получила приз лондонских критиков как открытие года за роль в пьесе «Вера, надежда и милосердие» Кристофера Хэмптона. Потом была роль в английском телесериале «Автомобильная пробка», после чего Ормонд начала играть в Америке — Екатерину Великую и вторую жену Сталина Надю для кабельных фильмов на каналах НВО и TNT соответственно. Во время съемок второго фильма она встретилась с Никитой Михалковым и одновременно попала на глаза режиссеру «Легенд осени» Эдварду Цвику. Так началась ее карьера в большом кино.

Из-за ее отказа работать в неинтересных проектах и пристального внимания к качеству сценариев в кинематографическом сообществе к ней стали относиться довольно настороженно. В Голливуде ее считают «сложной» актрисой, но глава компании Miramax Харви Уайнстайн, например, дает ей сценарии на рецензию и говорит, что у нее самый чуткий нюх на сюжеты. Она никогда не скрывала своего мнения по поводу предлагаемого ей материала, открыто критиковала окончательный монтаж «Легенд осени», сделанный Джерри Цукером, и спорила по поводу своей роли с режиссером «Молодой Екатерины». Ормонд даже отказалась поначалу от роли Гиневры, пока режиссер не встретился с ней и не внес поправки в сценарий. Заинтересовавшись производством фильмов, она создала собственную компанию Indican — подразделение Fox Searchlight — и выступила исполнительным продюсером документальной картины «Вызывая духов» для Cinemax.

К 1997-му году шум вокруг новой звезды поутих, но Джулия осталась популярной и получила главную роль в фильме Билле Аугуста «Снежное чувство Смиллы», где она сыграла неожиданную для себя роль, непохожую на предыдущее амплуа романтической героини.

До августа этого года Джулия Ормонд исчезла из виду на целый год, потому что снималась в фильме Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник». Мы встретились с ней в Нью-Йорке, в офисе компании Indican. Я ожидала увидеть сдержанную холодную женщину (как: ее описывает актер, актриса, Голливуд) и была потрясена ее приветливостью. Несмотря на постоянные деловые звонки и занятость, она спокойна и элегантна.

Виктория Кросби: Как вы попали в картину «Сибирский цирюльник»?
Джулия Ормонд: Обычным скучным путем. Михалков отправил сценарий моему агенту, агент отправил его мне, и после этого я встретилась с Никитой в Париже. У него было несколько кандидатур на эту роль, но в конце концов он предложил эту роль мне.

Виктория Кросби: Вы встречались с ним раньше?
Джулия Ормонд: Да, у нас была короткая встреча во время съемок фильма о Сталине. Я увидела его картину «Урга», она мне понравилась. Потом я увидела остальные его фильмы и поняла, что хочу с ним работать.

Виктория Кросби: Известно, что Михалков снимал «Ургу» с довольно приблизительным сценарием. Как было с «Сибирским цирюльником»?
Джулия Ормонд: Совсем по-другому. Здесь был подробный сценарий, но Никита использовал его скорее как отправную точку. Хорошо зная все детали, он был готов к тому, чтобы менять кое-что в ходе съемок. Он очень поддерживал импровизации. Можно сказать, что он мастер импровизации. У него замечательная манера работать — он сначала просит вас что-то сделать, если вы выполняете его просьбу, он обязательно попросит вас сделать что-нибудь еще. Он заставляет вас полностью выкладываться. Это может показаться утомительным, но это замечательный способ работать. И я никогда не видела, чтобы он не добился от актера того, чего хочет.

Виктория Кросби: Вы как-то говорили в интервью об узких рамках, в которых режиссеры держат актеров. Как вы себя чувствовали с Михалковым?
Джулия Ормонд: О, с ним как раз я себя чувствовала абсолютно свободной. К тому же он очень любит свою команду. Как актер он сам понимает актерские проблемы. Это был замечательный опыт, одна из самых интересных работ.

Виктория Кросби: Как долго вы снимались?
Джулия Ормонд: Я знаю, что с того дня, как в Москве сделали пробы, до последнего дня съемок прошел ровно год. Так что я потратила много времени.

Виктория Кросби: Вы действительно снимались в Сибири?
Джулия Ормонд: Нет, в Сибири снимались другие сцены. Все сцены со мной снимались в Москве, Праге и Португалии.

Виктория Кросби: Какое впечатление на вас произвела Россия?
Джулия Ормонд: Мне очень понравились люди. Я была в России три раза и всегда убеждалась, что люди замечательные, хотя им явно нелегко быть такими. Очень тяжело видеть разницу в жизни богатых и бедных. На улицах по-прежнему чувствуется какая-то опасная энергия. Постоянно видишь, с какими трудностями приходится сталкиваться людям — если ты иностранец, это особенно бросается в глаза.

Виктория Кросби: Вас узнавали на улицах?
Джулия Ормонд: Очень редко, в России я не особенно известна.

Виктория Кросби: Каково было работать с Ричардом Харрисои?
Джулия Ормонд: В Англии у него репутация «плохого парня» старой актерской школы. Мы очень хорошо поработали в «Снежном чувстве Смиллы». Мне показалось, что ему было довольно трудно сниматься в России. Но он сыграл прекрасно. У него есть та почти детская сумасшедшинка, которая нужна была для роли в фильме Михалкова.

Виктория Кросби: Работать в России было тяжело, потому что растянулись съемки?
Джулия Ормонд: Частично из-за этого. Расписание съемок с самого начала было нереально жестким. Было понятно, что для такого грандиозного фильма понадобится больше времени. Но съемки в итоге растянулись настолько, что уже никто не мог сказать, когда все это кончится. Тем не менее мне так понравилось работать с Никитой, что это перевесило все неудобства.

Виктория Кросби: Как вы считаете, Михалков этим фильмом предлагает Западу некий новый взгляд на Россию?
Джулия Ормонд: Да, я в этом уверена. Очень необычно увидеть не мрачный русский фильм, какие мы привыкли смотреть, но такой милый и легкий, как «Сибирский цирюльник». В нем есть необычная, чисто русская чувственность.

Виктория Кросби: По-вашему, «Сибирский цирюльник» будет коммерчески успешным?
Джулия Ормонд: Да, но не в том смысле, в каком слова «коммерчески успешный» употребляют в Америке. Это, конечно, не экшн, в фильме нет спецэффектов, но это очень красивый фильм с очень красивой историей любви. И, наконец, он очень красиво снят — то, как Никита выстраивает кадры, потрясает.

Виктория Кросби:Вы видели фильм целиком?
Джулия Ормонд:Никита перемонтировал его несколько раз, так что я видела одну из версий, хотя наверняка не ту, которая в итоге выйдет на экраны. Мне очень понравилось.

Виктория Кросби: Вы приедете на премьеру в Россию?
Джулия Ормонд: Надеюсь. Если я буду не очень далеко и если меня пригласят (смеется).

Виктория Кросби: Как вы готовились к этой роли?
Джулия Ормонд: Я очень долго репетировала с Никитой. Он может говорить с вами о персонаже бесконечно. Я ездила в Чикаго, чтобы проникнуться духом города, откуда приехала моя героиня. Это помогло мне придумать ее, я научилась говорить с чикагским акцентом...

Виктория Кросби: Я заметила, что вы подолгу не работаете между своими ролями...
Джулия Ормонд: Да, перед съемками в «Сибирском цирюльнике» у меня был самый большой перерыв в карьере. Произошло это потому, что я задумалась: когда очень много работаешь, работа начинает отнимать всю твою жизнь и не оставляет времени ни для чего другого.

Виктория Кросби: Это было из-за того, что актер, актриса, Голливуд замучила вас постоянным вниманием несколько лет назад?
Джулия Ормонд: Может быть. У меня был особенно трудный год после съемок в «Сабрине», когда я практически каждые выходные должна была давать интервью и быть на виду.

Виктория Кросби: У вас довольно сложные отношения с прессой...
Джулия Ормонд: Да, похоже, у меня репутация актрисы, которая не любит прессу. Возможно, это происходит оттого, что я не склонна рассказывать публично о своей личной жизни, и это раздражает журналистов. Им кажется, что они не справились со своей работой. Но это моя жизненная позиция, хотя, конечно, я ее отстаиваю не очень деликатно. Я восхищаюсь актерами, которые легко умеют сводить к шутке какой-нибудь скользкий вопрос. Мне жаль, что я не научилась этому, скорее всего, в моей неприветливости скрывается всего-навсего обычная реакция на неожиданный вопрос и желание защитить своих близких. Это сплошные нервы. Причем американские таблоиды еще не такие ужасные. Британские газеты обладают какой-то удивительной страстью к сплетням и всякой грязи. Мне постоянно звонят друзья и говорят, что обо мне написали очередную гадость.

Виктория Кросби: Чем вы собираетесь заняться после «Сибирского цирюльника»?
Джулия Ормонд: Я сейчас решила сосредоточиться на своей продюсерской компании Indican. Конкретно мы занимаемся одним проектом по рассказу Айзека Динисена, адаптированному для кино Харольдом Пинтером. Мы собираемся его финансировать и в данный момент подыскиваем актеров.

Виктория Кросби:Что еще вы бы хотели сказать русским читателям?
Джулия Ормонд:Только то, что русские актеры, с которыми я работала, показались мне потрясающими и блестящими, и мне повезло, что удалось поработать с ними.