Джош Хартнетт

Статьи

7 сентября 2007 г.
Джош Хартнетт: О сексе и о себе

Джош Хартнетт: О сексе и о себе

7 сентября 2007 г.

Перед выходом на экраны фильма «40 дней и 40 ночей» мнения об актерской судьбе Джоша Хартнетта были разные. Одни считали, что он должен отречься от ролей в молодежном кино, другие, что парню пора сменить военную форму на одежду городского типа. А он, тем временем, применял систему Станиславского на съемках эротической комедии.

— Почему ты согласился участвовать в «40 днях и 40 ночах»?

Джош: Когда я прочитал сценарий, я подумал про себя «Я не могу поверить, что они хотят взять меня на эту роль». В то же время я понимал, что лучше этот фильм будет с моим участием, чем если они хотят увидеть человека, над которым постоянно кто-то подшучивает. Им нужен был человек прямой — я имею ввиду, не в сексуальном смысле. А в смысле наличия чувства юмора.

— Ну и, наверное, ты хотел, чтобы это было кино, в котором совсем нет войны?

Джош: Вышло 10 фильмов, из них два фильма про войну, и один («Пёрл Харбор») был еще и с романтической линией. Я не знаю, но надеюсь, что люди меня еще не воспринимают, как человека, которые делает военные фильмы.

— Каково было играть в сцене, когда вы ласкаете Шеннин Соссамон цветком?

Джош: Ну, знаете, у меня были дни и потяжелее. [смеется]. Шеннин тоже себе чувствовала не очень комфортно. Она не хотела, чтобы ее тело было в кадре. [Режиссер] Майкл Леманн долго уверял ее, что это будет просто сексуальная сцена и она будет очень достойной. Мне кажется, она получилась очень красивой. Знаете, это был хороший съемочный день.

— А что касается сцены с наручниками?

Джош: О, это был НЕ ТАКОЙ хороший день. Мне не надели эти долбаные бинты. Кажется, я два дня был прикован к кровати. У меня все запястья были в синяках и порезах — это были настоящие наручники. На них было немного меха, они были немного ослаблены, но это не помогало.

— В фильме было несколько моментов, когда ты, наверное, чувствовал неловкость или смущение. Расскажи об этом.

Джош: Работа в комедии для меня были довольно сложными — я пытался понять, как комедия получается смешной. В комедии ты должен делать смешными сцены, когда тебе самому больно. Даже сам герой должен иметь возможность различать юмор. Режиссер порой говорил мне, расслабься и отдохни, это совсем не конец света. Он сказал, что мой герой не может быть совсем без чувства юмора, и я принял это близко к сердцу.

— Тебе приходилось переживать различные эмоциональные состояния, поскольку твоего героя вплоть до самого конца картины испытывают на прочность. Как ты готовился к этому?

Джош: Ну, на самом деле, в начале съемок я тоже взял обет [целомудрия].

Неужели? И как долго это длилось?

Джош: Пару недель. Я не собирался обходиться без секса 40 дней и 40 ночей. Это свело бы меня с ума, понимаете, что я имею ввиду? Но это позволило мне понять моего героя — ощущение лишения. Ты лишаешь себя чего-то и это становится всем, о чем ты после этого можешь думать.

— Ты не собираешься повторить это эксперимент?

Джош: Нет.

Некоторые из твоих недавних партнеров по фильмам — Бен Аффлек, Эван Макгрегор и Эрик Бана, уже снялись супер-героических и мега-фантастических фильмах. Не собираешься пойти по их стопам?

Джош: Нет, я заворачивал всех супер-героев, которых мне предлагали.

— А кого именно?

Джош: Я не могу вам сказать, честно.

— Скажи, это ведь была «Желанная женщина», разве не так?

Джош: [Смеется] Ну да. Не, я боюсь, что на Желанную женщину я бы не потянул. Быть супер-героем — никогда не было моей целью. Но если появится нормальный супер-герой, может быть и сыграю. Никогда не говори никогда.