Леонардо Ди Каприо

Статьи

Леонардо Ди Каприо

12 мая 2007 г.

В деревенском шато, в часе езды от Парижа, Леонардо Ди Каприо изображает из себя французского поэта Артюра Рембо, которому по сценарию тридцать семь лет, и ему только что ампутировали ногу.

В реальной жизни Леонардо всего двадцать. Его дедушка находится при смерти, и в немецкой клинике ему действительно предстоит операция по ампутации ног. Хотя шансов, что с помощью этой операции удастся спасти жизнь, почти нет. «Я постоянно о нем думаю, и оттого, что МНЕ пришлось изображать такое, у меня до сих пор мороз по коже...»

Фильм о Рембо называется «Полное затмение». Артюр Рембо жил во Франции XIX века, писал мрачные романтические стихи и дружил с поэтом Верленом и, однажды поссорившись, прострелил ему руку. К двадцати годам Рембо бросил писать и жил в Африке, где в тридцать семь лет умер, после того как ему отрезали ногу.

«Я берусь за любую роль, какой бы сложной она ни была — говорит Леонардо Ди Каприо, — Я не могу спасовать, иначе буду чувствовать себя... Не знаю, как объяснить. Этот Рембо был самым отчаянным парнем из всех, кого я мог сыграть. Он не знал страха. Он всегда пытался чего-то достичь и говорил то, что думал. Он мне понравился. Как я мог отказаться от такой роли?» Сегодня — последний съемочный день во Франции. «Ну и денек вы выбрали,— говорит Леонардо.— Утром мне было двенадцать лет и я держал за руку умиравшего солдата. Мне отрезали ногу, а сиделку играла моя мама. Потом я умру, и еще у меня будет секс с сомалийской женщиной».

Я сижу рядом и смотрю, как из него делают старика. На зубы надевают какую-то отвратительную коричневую пленку, под нос приклеивают усы (свои пока не растут). «Эти усы воняют псиной.— говорит он.— Наверняка поймали где-то мокрую собаку, срезали кусок шерсти и принесли». Пока его гримируют от нечего делать Леонардо напевает песенку Элтона Джона.

Леонардо Ди Каприо родился в Лос-Анджелесе. Его родители-хиппи дали ему имя в честь Леонардо да Винчи. Сразу после его рождения они разошлись, но отец всегда был поблизости. «Сейчас он читает сценарии и присылает мне те, которые стоит посмотреть». Джордж ди Каприо так и остался хиппи шестидесятых.

«Сколько я его знаю, он не меняется. Тот же образ жизни, те же взгляды на политику и правительство. Он всегда увлекался искусством андерграунда. От него я многого нахватался». Отец торговал комиксами в своем гараже. Он и сейчас ими торгует. «Я часто заходил к нему в гараж и смотрел эти дикие журналы с секс-комиксами. Так я представлял себе секс — дикая штука И была одна девчонка из начальной школы. Она стояла в маленьком курятнике и смотрела на цыплят, а я, спрятавшись за деревом, смотрел на нее. Это мой самый дикий сексуальный поступок в детстве. Я ею восхищался. Она была высокой. с черными волосами и большими глазами. Я не осмелился к ней подойти».

Леонардо Ди Каприо наконец загримировали. Сейчас ему предстоит умереть. «Боже, я выгляжу ужасно,— говорит он.— Неужели все в тридцать семь лет так выглядят? Что он съел перед смертью? — обращается Леонардо к гримерше. — Какой-нибудь французский тухлый сыр?» — Леонардо Ди Каприо, явно соскучившийся по американскому Биг-Маку, не упускает возможности повозмущаться французской кухней. Кстати, когда Леонардо снимался в фильме «Что тревожит Гилберта Грейпа?». на съемках Джонни Депп paзвлекался тем, что заключал с Леонардо Ди Каприо пари на деньги, предлагая понюхать какую-нибудь гадость типа гнилых сосисок или тухлых яиц. «Моим коронным номером было нюхать эмбрионы яиц в формальдегиде. На этом я заработал сто или двести баксов. Мне было очень противно. А Джонни — просто такой человек, которому нравится пошутить».

Я спрашиваю, случалось ли ему умирать перед камерой прежде? "Быстрый и мертвый«,— говорит он, имея в виду свой четвертый фильм, в котором снимался вместе с Шарон Стоун. Он гримасничает перед зеркалом, изображая умирающего, и при этом ест шоколадный бисквит и напевает какую-то мелодию (кстати, о ее музыкальных пристрастиях: помимо Элтона Джона, ему еще нравятся «Seal», «The Velvet Underground», «The Jackson 5»). Потом с серьезным видом идет к камере умирать.

В своем первом фильме «Гриттерс 3» — настолько никакой фильм, что мне потребовался месяц, чтобы разыскать эту видеокассету.— Леонардо снялся в четырнадцать лет. Ему пришлось сражаться с пришельцами. Первое, что Леонардо Ди Каприо довелось сказать в кино: «Эй, парень, не ходи туда! Там полно мерзких животных и дерьма!» — крикнул его персонаж Джош мальчишке, игравшему на детской площадке. «О, моя лучшая роль!» — смеется Леонардо.

Под номером два идет фильм «Жизнь этого парня», в котором Леонардо Ди Каприо, играет в одной команде с Робертом Де Ниро и Эллен Баркин. "После этою фильма я понял, на что способен«,— говорит он. Фильм номер три — «Что тревожит Гилберта Грейпа?» — принес успех. Чтобы войти в роль Арни, у которого расстроена психика, Леонардо четыре дня провел в клинике для душевнобольных, потом перед зеркалом работал с видеокассетами, которые там записал — «пока cам не почувствовал себя психом».

А сегодня вечером ему предстоит сцена любви с французской актрисой, таитянкой по происхождению и сомалийкой по сценарию. Леонардо Ди Каприо снова гримасничает перед зеркалом, готовясь. Третья в его жизни постельная сцена. Вторая была в «Дневнике баскетболиста» («Жестокое зрелище: меня изнасиловали»), а самая первая — в «Быстром и мертвом» с Шарон Стоун, но этот эпизод из фильма вырезали. «Теперь у меня будет хоть одна стоящая постельная сцена».

Правда, в этом фильме ему уже пришлось участвовать в сценах любви — между Рембо и Верленом (Дейвид Тьюлис).

— Насколько они были интимными? — спрашиваю я.

— Достаточно,— говорит Леонардо.

— Секс был?
— Я бы не назвал это сексом. Мы занимались любовью. Рембо и Верлен были очень близки, на мой взгляд, даже чересчур. Пришлось много целоваться. Дейвид держался молодцом, Мы постепенно к этому привыкли.

— Разве к такому привыкаешь?

— Это всего лишь кожа... Что тут говорить? В первый раз, когда от нас потребовалось целоваться, меня чуть не стошнило. Я смотрю на него, я должен его поцеловать, а желудок говорит мне: я не хочу. Но после первого раза я уже не обращал ни на что внимания...

А в реальной жизни? У Леонардо есть подружка, чье имя он не захотел назвать. «Мне она нравится как человек, но я не знаю, что такое влюбиться».

Леонардо Ди Каприо предпочитает говорить о своей любви к животным. Он рассказывает, как плакал в детстве, когда его кошка Жермен погибла в драке с другой кошкой, и любовник мамы взял ее за хвост и выбросил на помойку. Как поймал в пруду лягушек и положил их в банку, а когда наутро открыл крышку, то увидел, что все лягушки мертвы. «Я никогда не забуду их скрюченные в разных позах мертвые тельца. Я долго плакал». Есть еще ротвейлер Роки, который умер бы от эпилепсии, если бы Леонардо не взял его к себе и не выходил. В детстве Леонардо Ди Каприо мечтал стать океанографом или транспортным агентом, или бизнесменом, или адвокатом — но обязательно, чтобы путешествовать по свету. «В действительности целью моих путешествий было бы только одно — увидеть животных, которые находятся на грани вымирания. Я по-прежнему хочу побывать на Мадагаскаре и на Галапагосах. Я прочел обо всех животных, которые уже вымерли. И от этого мне очень грустно».

Вот одна история из детства. Мы с приятелем нашли голубя с переломанной ножкой. Решили его убить, чтобы не мучился. Приятель принес отцовское ружье и выстрелил в голубя, но не убил. а только ранил. Мы стреляли раз десять-пятнадцать, а этот чертов голубь все не умирал. Я сидел и плакал, глядя, как весь издырявленный пулями, он продолжал трепыхаться. Наконец, появился мой двоюродный брат и прихлопнул голубя доской«.

Перед съемками постельной сцены площадку закрывают для посторонних. Сквозь тонкие стены декораций я слышу, как там рычит и сопит Леонардо. Через некоторое время он появляется. «Все прошло нормально.— говорит он.— Было небольно». Французская съемка закончена.

P. S. Из Франции мы разъехались по домам. Фильм номер пять — «Дневник баскетболиста», где Леонардо сыграл роль нью-йоркского подростка-наркомана, вора, увлеченного баскетболом, уже вышел на экраны. В следующем фильме «Комната Марвина» его персонаж поджигает родительский дом и попадает в психиатрическую клинику. Теперь ему предстоит сняться в «Ромео и Джульете» и осваивать язык Шекспира. «Я воспринимаю это как новый вызов,— говорит Леонардо Ди Каприо,— Прежде я никогда не снимался в романтических фильмах. Интересно попробовать».